cnt

Виктория — небольшой город, здесь чуть больше двадцати тысяч жителей. Но по масштабам Сейшел это чуть ли не мегалополис — в нем сосредоточены почти треть населения страны, все ее государственные, финансовые, хозяйственные, культурные учреждения и службы. И сейшельцы любят свою маленькую столицу, гордятся ею, стремятся держать Викторию в чистоте, украшать ее. Прекрасен зеленый наряд города. Развесистые, с густыми кронами тропические деревья скрывают большинство небольших домов, и поэтому когда смотришь на город с моря, то видны лишь порт и прибрежный район, а поднимающиеся амфитеатром по склонам холмов кварталы почти неразличимы в густом зеленом покрове.
В каждом городе есть особо примечательное место — его все знают, здесь назначают встречи, от него начинаются прогулки, экскурсии и т. п. В Виктории роль такого «пятачка», «точки отсчета» и места свиданий принадлежит перекрестку, на котором стоит узорчатая металлическая часовая башенка — уменьшенная копия лондонской башни. Лишь в 1841 году новые хозяева архипелага — англичане переименовали поселок в честь молодой тогда королевы Великобритании. Старые французские поселенцы и поныне не жалуют это название столицы и Считают, что город надо именовать, как и остров, просто Маэ. Возможно, что Виктория недолго сохранит колониальное название
Старинные планы, рисунки, гравюры, фотографии, документы, выставленные в музее, показывают город времен рабовладельческих плантаций, поры безвременья и периода английского правления в XIX веке, когда уходили десятилетия, прежде чем колониальные власти выделяли скудные средства на самые безотлагательные, элементарные нужды городка и островов. К примеру, на строительство дамбы и причала для швартовки и разгрузки шхун после долгих просьб было ассигновано всего пятьдесят фунтов стерлингов.
Более или менее серьезное отношение к нуждам города, его жителям стало проявляться лишь после второй мировой войны, когда на острова вернулись с фронтов сейшельцы-ветераны, да и среди чиновников появились честные, демократически настроенные люди, прошедшие огонь антифашистской борьбы.
Город растет, становятся все теснее его связи с другими частями Маэ. Напомним, что вся площадь главного острова Сейшельского архипелага составляет сто сорок восемь квадратных километров, и это всего лишь шестая часть территории Москвы.
Ныне сеть асфальтированных дорог практически соединила все населенные пункты острова. Имеется надежный парк современных автобусов, зарегистрировано более четырех тысяч различных автомашин. Чтобы добраться до столицы из любого поселка, нужно не более часа. Поэтому постепенно остров становится единым хозяйственно-транспортным комплексом.
Развитие Виктории уже нельзя рассматривать изолированно, в формальных рамках муниципальных границ. Так, расширение тепловой электростанции в новом порту позволяет снабдить электроэнергией весь остров. Такую же роль играет в обеспечении питьевой водой пуск в 1979 году крупнейшего водохранилища Ла-Гог. То же положение и с транспортом, медицинским обслуживанием, образованием, занятостью. Выросшие туристско-гостиничные комплексы на Бю-Вал- лоне, в бухте Лазар (отель «Шератон»), к югу от аэропорта («Риф-отель»), вокруг отеля «Маэ-бич» также требуют централизованного снабжения продуктами, энергией, транспортом. Да и персонал для туристской индустрии поставляет весь остров.
Маэ развивается ныне как единый городской комплекс, где Виктория играет роль центрального ядра с наибольшей концентрацией населения. Современные формы хозяйства, организации быта, системы образования и здравоохранения становятся на Маэ господствующими. Можно назвать весь остров живописным зеленым городом с пятьюдесятьютысячным населением,— городом, сохранившим свои природные зоны и парки — горные леса, прекрасные пляжи, обширные рощи кокосовых пальм, множество тихих, зеленых уголков. И с этой точки зрения Виктория и Маэ, Маэ и Виктория слились, разделение их весьма условно. И старая Виктория с ее памятниками, церквами, торговыми улочками, старым портом в сущности остается лишь историческим ядром, самым крупным населенным пунктом острова-города Маэ.

В Виктории на перекрестках-зебрах пешеходы — полные хозяева. Ни одна машина не тронется, пока на полосатой дорожке находится хоть один человек. Охотно подбрасывают «голосующих» и попутные автомашины. И как правило, тут же начинается непринужденный, дружеский разговор.

icon

Были здесь? Добавьте свой отзыв!

Нажимая на кнопку отправить вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

  • Азия
  • Африка
  • Ближний Восток
  • Европа
  • Карибский бассейн
  • Океания
  • Северная Америка
  • Центральная Америка
  • Южная Америка