Пиратские сокровища получили своеобразное признание даже у почтового ведомства Сейшел. На пятицентовой марке стандартного выпуска 1975 года изображены морские разбойники, зарывающие в укромном месте знаменитый кованый сундук с драгоценностями.

В середине XVIII века, когда Британия и Франция всерьез втянулись в борьбу за Индию, за контроль над торговлей с богатейшей страной Южной Азии, вспомнили и об архипелаге к северу от Маскаренских островов.

Маскаренские острова

Губернатором Иль-де-Франса (Маврикия) в ту пору (1734—1746 гг.) был энергичный Бернар-Франсуа Маэ де Лабурдонне (1699—1753). В 1725 году ему удалось отстоять французский анклав на Малабарском берегу Индии, вокруг города Маэ. Название этого порта — сейчас в нем девять с половиной тысяч жителей — было добавлено к фамилии Лабурдонне, когда король Франции наградил его за успешные операции в далекой Индии.

Губернатор отлично понимал, что если британцы обоснуются на пиратских островах в центре океана, то контролировать морские пути от Африки к Индии и удержать там свои позиции будет для Франции значительно труднее. И чтобы опередить конкурентов, Лабурдонне послал на рекогносцировку в 1742 году два судна — «Элизабет» и «Шарль» — под командой Лазара Пико.

В ноябре того же года они бросили якорь в красивейшей спокойной бухте (сейчас бухта Лазара) у юго- западного берега большого зеленого острова, показавшегося французским морякам обетованной землей.

Они назвали его островом Изобилия. Захватив запас мяса — три десятка гигантских черепах — и уложив в трюм сотни кокосовых орехов, Л. Пико отплыл обратно в Порт-Луи, где получил благодарность и одновременно выговор за краткость пребывания — всего четыре дня — в столь интересных землях.

Последовал новый приказ — вновь идти к острову Изобилия. На сей раз, в 1744 году, корабли-Пико-нро— были здесь семнадцать дней, посетили второй крупный остров, назвав его Пальмовым.

Вероятно, желая выслужиться перед начальством капитан решил переименовать остров Изобилия в Мэ, а всю группу гористых островов назвать островами Лабурдонне. Первое переименование осталось, а второе не удержалось: губернатор вскоре впал в немилость двора Людовика XV. Лабурдонне обвинили в коррупции и даже в измене (сговоре с англичанами в Мадрасе) и отозвали во Францию, где он, проведя три с половиной года в Бастилии, умер в 1753 году. Правда, ему удалось опровергнуть многие возведенные на него наветы. Однако имя его уже не почиталось, как прежде, и в 1756 году архипелаг был переименован следующей французской экспедицией капитана Корнеля-Николя Морфи.

На карте Индийского океана впервые появилось название Сешельские (позднее англизированное как Сейшельские) острова — по имени тогдашнего министра финансов Франции виконта Морэ де Сешелл.

Парусники «Серф» и «Святой Бенуа» привезли с собой большие квадратные камни с выбитыми на них короной и королевскими лилиями — гербом французских Бурбонов. По примеру португальцев, воздвигавших каменные кресты — падраны — на объявленных ими своими владениями землях, французские колонизаторы устанавливали «камни владения».

Один такой знак и был торжественно водружен 1 ноября 1756 года на берегу, там, где ныне находится центр столицы Сейшел. Знаменательный камень занимает сейчас почетное место в главном зале ее музея. Но прежде чем он туда попал, с ним приключилось немало историй. Когда разразилась Великая французская революция 1789—1794 годов, кто-то из антимонархически настроенных поселенцев срубил с камня изображение короны, да и королевские лилии тоже пострадали. После того как острова перешли под английское правление, о французском камне позабыли. Его сбросили с места, где он первоначально был установлен, и, засыпанный и заросший, он многие десятилетия валялся где-то близ губернаторского дома.

В конце прошлого века эту реликвию откопал один сейшелец. Посетивший остров в 1894 году французский генерал решил тайно вывезти исторический камень. Пропажа была обнаружена, и в Аден, куда направлялось судно с этой контрабандой, английскими властями была послана телеграмма с требованием изъять украденное и вернуть на Маэ, что и было сделано. Камень водрузили в губернаторском саду, а в 1964 году для лучшей сохранности его перенесли в музей.

Метки: , , , ,

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *